Юриспруденция » Злоупотребление правом в нормах законодательства Республики Казахстан » Теория злоупотребления правом в российском законодательстве

Теория злоупотребления правом в российском законодательстве

Страница 4

С этим мнением солидарен и Ю.А. Тихомиров, который, анализируя причины возникновения юридических ошибок, приводящих к различиям в правовых позициях и соответственно действиях правоприменителей, одной из таких причин называет «неправильное построение правовых норм», приводя в качестве примера именно ст. 10 ГК РФ. В частности он отмечает, что «трудность в правоприменительной деятельности заключается в распознании этого особого типа правонарушения, поскольку он не описан в законе».

Н.И. Клейн, комментируя содержание ст. 10 ГК РФ в целях оказания помощи в уяснении и практическом применении норм нового гражданского законодательства, констатирует, что «статья устанавливает границы (пределы) осуществления гражданских прав, запрещая определенное поведение. Она предусматривает общий ограничитель усмотрения субъектов гражданских прав при осуществлении ими своих прав и распоряжении правами: нельзя злоупотреблять своими правами, если это ведет к нарушению прав и интересов других лиц». Нельзя не заметить, что такие общие рассуждения мало что добавляют к той информации, которую правоприменитель может получить и из содержания самой нормы. Так же не отличаются четкостью и последующие рассуждения автора в отношении п. З. ст.10 ГК РФ, в частности он считает, что «включение нормы, презюмирующей разумность и добросовестность действий субъектов гражданских прав, в ст.10 ГК, устанавливающую пределы осуществления гражданских прав, можно рассматривать как приравнивание неразумного и недобросовестного поведения к злоупотреблению правом»3, хотя далее автор вынужден признать, что «в п. 3 комментируемой статьи нет признаков, позволяющих признавать поведение недобросовестным и неразумным. Содержание таких понятий, устанавливается судом при рассмотрении конкретного дела, т.е. оставлено на усмотрение суда». Если принять во внимание то, что «добросовестность и разумность действий участников гражданского оборота, в т.ч. и в вопросах защиты своих прав, - абсолютная новелла гражданского законодательства. Кодекс не дает критерия определения понятий «добросовестности» и «справедливости», не совсем ясно, каким образом можно квалифицировать одни неопределенные действия посредством сравнения их с другими - не менее неопределенными.

Не способствует разъяснению как содержания ст. 10 ГК РФ, так и смысла, вкладываемого в понятие «злоупотребление правом» и мнение М. Слюсаренко, высказанное им в статье «Понятие защиты гражданских прав в суде». Так автор пишет, что указание законодателя на то, что не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление в иных формах является весьма важной новеллой в механизме защиты гражданских прав. «Законодатель, указывая на пределы осуществления гражданских прав любым лицом и подчеркивая в них недопустимость злоупотребления своими правами, особо выделяет негативный момент для лица, допускающего такие злоупотребления. Так, арбитражный суд или третейские суды могут отказать такому лицу в защите принадлежащего ему права (п. 2 ст. 10 ГК РФ)» [41].

Подводя итог вышесказанному, скажем, что перечень источников, в которых так или иначе затрагиваются вопросы, связанные с темой «злоупотребления правом», можно было бы продолжить, но на наш взгляд, это не внесет ясности в исследуемую проблему. Кроме того, нельзя не заметить, что приведенные нами мнения составляют достаточно пеструю картину и свидетельствуют об отсутствии в российской правовой науке единодушия в определении природы и содержания правового феномена, скрывающегося за термином «злоупотребление правом». Само собой разумеется, что различия во взглядах авторов являются характерными для доктрины любой отрасли права, однако, считаем необходимым подчеркнуть, что если бы отмеченные несовпадения ограничивалось только теоретической дискуссией, это не сказывалось бы сколько-нибудь существенно на правоприменительной деятельности. Проблема же заключается в том, что противоречивые позиции исследователей отражают такую же противоречивую судебную практику.

Рассмотрев теоретические и практические аспекты злоупотребления правом, перейдем к рассмотрению теории и практики этого понятия в современном казахстанском праве.

Страницы: 1 2 3 4 

Другое по теме:

Субъект и субъективная сторона простого убийства
С субъективной стороны убийство предполагает наличие прямого или косвенного умысла на причинение смерти. Действовал виновный с прямым или косвенным умыслом, выясняется из совокупности всех обстоятельств совершенного преступления, предшествовавшего поведения виновного и потерпевшего, их взаимоотноше ...

Информационные технологии в юридической деятельности
Юридическая профессиональная деятельность в современных условиях жизни тесно связана с поиском, обработкой и использованием правовой информации. Правовая информация на печатных носителях, юридическая литература научного и практического значения, по-прежнему, остаются в использовании юристов в качес ...

Правовые последствия признания недействительности сделок
Недействительность части сделки влечет за собой недействительность сделки в целом, если сделка может быть совершена и без включения недействительных условий. Если сделка была признана недействительной это влечет за собой определенные правовые последствия. К таким последствиям относятся: - двусторон ...

Проблемы земельного права

Проблемы земельного права

Земля как объект рыночных отношений имеет многофункциональное назначение, поэтому совершение сделок с земельными участками регулируется конституционными нормами и земельным правом, а также гражданским законодательством с учетом лесного, водного, экологического и иного специального законодательства.

Навигация

Copyright © 2020 - All Rights Reserved - www.lawereg.ru