Юриспруденция » Гражданско-правовое регулирование обязательств договоров международной поставки товаров, опирающихся на правила Инкотермс-2000 » Обычаи и деловые обыкновения в международной практике поставки товаров

Обычаи и деловые обыкновения в международной практике поставки товаров

Страница 2

- обычаи делового оборота;

- применение норм законодательства по аналогии закона;

- применение норм законодательства по аналогии права.

В этой системе обычай уступает диспозитивным нормам законодательства, что для цивилистической доктрины отнюдь не удивительно. Ранее в науке международного частного права также считалось, что обычай применяется к регулированию отношений лишь в том случае, если они не урегулированы как императивными, так и диспозитивными нормами права. Однако с принятием Венской конвенции большинство авторов изменило свою позицию. Дело в том, что ст. 9 Конвенции предусматривает, что стороны договора «связаны любым обычаем, относительно которого они договорились», а «при отсутствии договоренности об ином считается, что стороны подразумевали применение к их договору . обычая, о котором они знали или должны были знать и который в международной торговле широко известен и постоянно соблюдается». Таким образом, на первый взгляд Конвенция отдает обычаю предпочтение перед диспозитивньши нормами Конвенции (таковых - подавляющее большинство). И все же такой вывод не совсем точен.

Термин «обычай», используемый Венской конвенцией, текстуально совпадает с аналогичным правовым понятием внутреннего происхождения. Но из этого еще не следует, что их содержание тождественно. Вспомним, что толкование Конвенции в силу прямого указания ст. 7 должно осуществляться в соответствии с ее международным характером и необходимостью достижения единообразия в ее применении. Поэтому было бы ошибочным подходить к оценке понятийного аппарата Конвенции с позиции национальных правовых традиций. Попробуем найти аналог конвенционному термину «обычаи» во внутреннем российском праве, интерпретируя его в духе требований ст. 7.

В официальном английском тексте Конвенции вместо слова обычай используется «usage», которые обычно переводится как «применение», «использование», «употребление», «деловая практика», «обыкновение». С другой стороны, англоамериканскому праву известен и термин «custom», переводимый как «обычай», «привычка», «обыкновение». При сопоставлении в одном контексте «custom - usage» выявляется большая обязательность, распространенность, известность custom по сравнению с usage. Во французском праве также существует пара терминов «coutume - usage» со сходными смысловыми различиями, причем во французском тексте Конвенции используется именно «usage». Видимо, в русском тексте Конвенции вместо «обычая» уместнее было бы использовать термин «деловое обыкновение», но, коль скоро перевод уже сделан и приобрел официальный характер, остается лишь обсуждать его наиболее точное толкование.

В отечественной литературе отмечалось, что западная правовая доктрина подчас затрудняется однозначно разграничить обычаи и обыкновения. Поэтому на практике обычные правила принято толковать в основном как подразумеваемые условия договора (т.е. usage), входящие в состав волеизъявления сторон и не имеющие нормативной силы. Такое понимание не имеет ничего общего с обычаем в российской юриспруденции, понимаемым как неписаная норма права.

Наконец, как следует из текста п. 2 ст. 7 Конвенции, юридическая обязательность «обычая» основана на том, что стороны сами подразумевали его применение к договору и знали или, во всяком случае, должны были знать его содержание. Тогда как для действительности обычной нормы права (в строгом смысле) не требуется ни ссылки на нее в договоре, ни даже факта осведомленности сторон о ее существовании.

В результате мы приходим к выводу о том, что термин «обычай», которым оперирует ст. 7 Венской конвенции, означает не правовую норму, а деловое обыкновение. Юридическая сила этого обыкновения основывается лишь на том, что стороны включили его (явно или подразумеваемым образом) в состав своего волеизъявления по договору. Таким образом, существующий приоритет «обычая» (читай: обыкновение) перед диспозитивными нормами права является здесь не проявлением особой иерархии правовых регуляторов, свойственной лишь Венской конвенции, а результатом неточного перевода термина и его последующего буквального толкования. Отчасти это признано и арбитражной практикой МКАС при ТИП РФ. Так, в решении от 05.06.1997 г. по делу № 229/1996 МКАС, опираясь на п. 2 ст. 9 Венской конвенции о применении к договору обычая, использовал в качестве последнего положение ст. 7.4.13. Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА. Однако общепризнанно, что эти Принципы не являются юридически обязательным актом и действуют лишь при наличии ссылок на них в договоре, поэтому МКАС исследовал вопрос о том, не было ли такой подразумеваемой ссылки в контракте. Другими словами, в контексте статьи 9 Венской конвенции МКАС интерпретировал «обычай» как деловое обыкновение.

Страницы: 1 2 3 4

Другое по теме:

Органы управления в области юстиции
Министерство юстиции РФ (Минюст России) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативному правовому регулированию в установленной сфере деятельности, а также в сфере исполнения уголовных наказаний, адвокатуры ...

Понятие и признаки механизма государства
Государство реально действует, проявляет себя только как система, как упорядоченная совокупность специальных органов, коллективов людей, осуществляющих управление делами общества от его имени и в пределах предоставленных полномочий. Такие коллективы действуют постоянно и, как правило, на профессион ...

Расторжение брака с участием иностранных граждан и лиц без гражданства
Прежде чем говорить о расторжении брака с участием иностранных граждан и лиц без гражданства следует отметить, что иностранные граждане пользуются в Республике Беларусь правами и несут обязанности в брачных семейных отношениях наравне с гражданами Республики Беларусь. Лица без гражданства, проживаю ...

Проблемы земельного права

Проблемы земельного права

Земля как объект рыночных отношений имеет многофункциональное назначение, поэтому совершение сделок с земельными участками регулируется конституционными нормами и земельным правом, а также гражданским законодательством с учетом лесного, водного, экологического и иного специального законодательства.

Навигация

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.lawereg.ru